Evangelion вики
Advertisement
Evangelion вики
566
страниц

«Love is destructive.» — двадцать пятый' эпизод «Neon Genesis Evangelion». Он был выпущен в качестве замены 25-ого эпизода, в паре с 26'-м образуя «The End of Evangelion».

Содержание

Эпизод 25' является первой частью фильма «The End of Evangelion», заканчивающего историю «Evangelion».

Эпизод начинается сразу же после событий эпизода 24. Будучи оставленным Мисато возле озера наедине с самим собой после убийства Каору, Синдзи не знает, что делать дальше. Подавленный юноша посещает находящуюся в коме Аску и начинает умолять её помочь ему, потому что он «боится Мисато-сан и Аянами». Отчаявшись, он повторяет свою просьбу несколько раз. Начав плакать из-за того, что Аска не отвечает, Синдзи начинает её трясти, вследствие чего датчики сердцебиения отклеиваются и грудь девушки оголяется. Синдзи мастурбирует на открывшееся зрелище, но после осознаёт свой поступок, говоря: «Я ничтожество».

Наступил поздний вечер, Мисато сидела одна в своей машине, размышляя обо всём, что она узнала за последние несколько дней. Seele планируют инициировать Третий удар и осуществить проект совершенствования человечества, положив конец существования человечества как отдельных личностей. И как предсказал Кадзи, им нужна Ева-01, чтобы завершить свой план.

Seele проводят последнюю встречу с Гэндо и Фуюцуки, поставив им ультиматум. Кил говорит им, что поскольку копьё Лонгиния вне их досягаемости, их единственный шанс начать совершенствование — использовать Еву-01, единственное истинное потомство Лилит, и требует, чтобы Гэндо передал её им. Гэндо, имея свои собственные планы касательно совершенствования, отказывается, говоря им, что «смерть не даёт жизни ничего». В итоге Кил заканчивает встречу словами: «Тогда вы заслуживаете смерти». Фуюцуки напоминает Гэндо, что бы ни случилось дальше, они должны позаботиться о том, чтобы последняя воля Юи была исполнена.

Рано утром следующего дня Мисато сидит в глубине серверной Magi, пытаясь взломать компьютеры и получить больше информации о Втором ударе. Внезапно серверы были заблокированы, и ей кажется, что её обнаружили, но, услышав сигнали тревоги, она понимает, что происходит что-то ещё. Когда она направляется к командному центру, Хьюга по телефону сообщает ей, что ООН отменила особый статус Nerv и организации было приказано сдаться японскому правительству. В то же время международные отделения Nerv установили свои собственные компьютеры Magi, чтобы попытаться взломать основные.

Гэндо выводит Рицуко в надежде на то, что она отразит хакерскую атаку. Обезумевшая Рицуко испытывает отвращение к тому человеку, который так бессердечно бросил её и ожидает, что она по его команде будет что-то делать, но тем не менее соглашается помочь Nerv. Она быстро программирует брандмауэр и загружает его в Каспар, чтобы Magi не были захвачены. Гэндо, Фуюцуки, Мисато понимают, однако, что это было только начало, и это только вопрос времени, когда Seele сделают следующий шаг.

Когда попытка взлома была остановлена, Кил заявляет, что, похоже, мирное поглощение стало невозможным, и теперь приказывает JSSDF атаковать штаб-квартиру Nerv и взять Ев силой. Получив приказ начать атаку, большой отряд сил самообороны, состоящий из пехоты, бронетехники и ударных вертолётов, уничтожает всё наблюдательное оборудование наблюдения Nerv на земле, прежде чем начать вторжение, сойдясь на Геофронте. Опытные солдаты сталкиваются с небольшим сопротивлением со стороны плохо оснащенного и неподготовленного персонала Nerv и без разбора убивают их; даже попытки сдаться были отвергнуты и закончены смертельным исходом.

Поскольку Мисато руководит обороной от захватчиков, Фуюцуки жалуется на тщетность всех усилий, говоря, что это только вопрос времени, когда Nerv будет полностью захвачен. Как раз в этот момент Гэндо встаёт со своего места и начинает двигаться к терминальной догме, прося Фуюцуки довести бой до конца. Фуюцуки в свою очередь просит его передать Юи привет.

Зная, что основными целями Seele будут пилоты Евангелионов, Мисато приказывает поместить их в Ев для безопасности, несмотря на то, что Аска всё ещё в коме, местонахождение Рей неизвестно (в это время она плавала в резервуаре LCL в терминальной догме), а Синдзи попал под перекрестный огонь. Аска и модуль-02 были спрятаны на дне ближайшего озера, а Мисато решает лично отправиться спасать Синдзи, передавая командование Хьюге.

Рей безразлично смотрит на Гэндо

Гэндо находит Рей в терминальной догме, смотрящей на её уничтоженные копии. Рей безразлично смотрит на Икари (по всей видимости он этого не заметил), который говорит ей, что обетованный час настал.

Мисато приходит на помощь к Синдзи вовремя, спасая его от нескольких солдат JSSDF. Она собирается отвести его в ангар Евангелионов для того, чтобы он был в безопасности внутри Евы-01, несмотря на то что он относится к этому крайне пассивно и ей приходится в вести Синдзи за руку.

Мисато переворачивает свою машину и отправляется в ангар, рассказывая о своих выводах Синдзи и объясняя ему правду о Втором ударе.[1] Именно Seele стояли за Вторым ударом и теперь они хотят начать Третий, используя для этого Евангелионов. Причиной всего этого является конфликт между Ангелами и человечеством. Оказывается, человеческая жизнь произошла от равного Адаму источника жизни, известного как Лилит, и что потомство Адама оказалось всего лишь «людьми, отказавшимися от человеческого облика», что означает, что люди и Ангелы — одно и том же, но, не смотря на это, сосуществовать вместе они не могут. Мисато также утверждает, что человечество — последний, восемнадцатый Ангел.

Маленькая Аска тянется к руке Кёко

В то же время Аска просыпается на дне озера от взрывов, и удивляется тому, что всё ещё жива. Она начинает снова и снова повторять себе, что не хочет умирать, слыша голос Кёко. Голос матери убеждает девушку жить, но вместе с тем дважды просит умереть вместе.[2] Понимая, что душа Кёко находится внутри Евы-02, Аска активирует Еву и они вместе выбираются на поверхность воды; мать и дочь сражаются против JSSDF, не способных пробиться сквозь А.Т. поле Евангелиона. И хотя им удаётся уничтожить кабель питания, Аска отказывается останавливаться.

В ответ на пробуждение Евы-02, Seele приказывают развернуть Евангелионов массового производства (Евы 05-13) с установленными в них псевдопилотами с личностью Каору, что беспокоит Nerv, поскольку в них также установлены S2 двигатели. По телефону Мисато просит Аску продержаться до прихода Синдзи. Та, полностью оправившись от психологической атаки, побеждает восемь Евангелионов и сражается вплоть до истощения батареи.

Мисато получает ранение, защищая Синдзи. В шахте лифта, которая должна скоро взорваться, она пытается вывести его из суицидально-депрессивного состояния. Она просит его ценить свою жизнь и не сдаваться так легко. Мисато даёт Синдзи крест своего отца,[3] взяв с него обещание узнать смысл своего существования и вернуть крест, после того как он это сделает. Поцеловав его на прощание, Мисато говорит, «что покажет ему всё остальное, когда [он] вернётся», от чего ошеломлённый Синдзи отскакивает в лифт,[4] который доставит его к Еве-01. Падая на пол от ран и истекаю на полу кровью, Мисато зовёт Пен-Пена и спрашивает Кадзи, правильно ли она поступила. Помещение, в котором она находится, взрывается сразу же после появления посланника Рей III.

Пока Аска и Кёко сражаются[5], Синдзи понимает, что не сможет сесть в Еву, поскольку вся зона, где находится модуль-01, покрыта затвердевшим бакелитом. В это же время Рицуко, встретившая Гэндо и Рей с пистолетом в руке, признаётся, что она изменила программу Magi, которая вызовет механизм самоуничтожения штаба Nerv по её команде, чтобы умереть вместе с матерью и отомстить Гэндо. Но когда она нажимает кнопку на пульте дистанционного управления, для вызова самоуничтожения, ничего не происходит, поскольку Каспар отклоняет команду. Воспользовавшись тем, что Рицуко на мгновение отвлекается, шокированная тем, что что Каспар «выбрал мужчину, а не дочь», Гэндо наставляет на неё собственный пистолет. Икари говорит несколько неслышных последних слов Рицуко, и в ответ она горько называет его лжецом. Затем Гэндо стреляет в Рицуко, которая падает в бассейн LCL позади неё. Последнее, что видит Рицуко перед смертью, — это посланник Рей III, который смотрит на неё.

Сотрудники Nerv понимают, что до того, как у Евы-02 разрядится внутренняя батарея, осталось полминуты. Аска побеждает последнюю Еву, говоря, что «она не может проиграть, потому что мама присматривает за ней». Модуль-02 использует А. Т. поле, чтобы остановить летящее тяжёлое копьё, когда оно внезапно превращается копию копья Лонгиния. Копьё проходит через барьер и протыкает глаз Евы и Аски в момент когда у модуля-02 закончилась энергия.[6] Евангелионы массового производства реактивируются, в то время, как Аска начинает неоднократно повторять, что убьёт их. Протягивая руку к Евангелионам массового производства, Ева-02, по-видимому, входит в режим берсерка, в то время как Майя умоляет Аску остановиться.

В середине фразы «я убью вас» появляется ещё одна копия копья, разрезающее правые руки Евы-02 и Аски пополам. Внезапно сверху бросается ещё несколько копий, убивающих Аску. Майя кричит через интерком, что Аска мертва, однако Синдзи отмечает, что он всё равно бы ничего не смог бы сделать. Внезапно Ева-01 освобождается от затвердевшего бакелита, к большому удивлению Синдзи.

Ева-01 расширяет своё А. Т. поле с такой силой, что оно взрывает пирамиду ГеоФронта. Выбравшись из-под обломков, Ева парит на крыльях света. Внутри капсулы Синдзи смотрит на небо и зовёт Аску. Видя Евангелионов массового производства, держащих останки Евы-02, он широко открывает глаза и начинает кричать...

Появляются титры, связывающие 25' и 26' эпизоды.[7]

Заметки

  • Точно неизвестно, происходят ли события «The End of Evangelion» и двух последних серий «NGE» параллельно или же являются совершенно разными концовками, из-за чего их связь является предметом для многих споров.

Цитаты

  • (После мастурбации на Аску)
    Синдзи: «Я ничтожество».
  • Член Seele: «Через предначертанную смерть мы познаем радость возрождения».
  • Командующий Икари: «Рей… Ты все ещё здесь. Настал обетованный час. Пойдём».
  • (Мисато дарит Синдзи прощальный поцелуй)
    Мисато: «Это взрослый поцелуй. Остальное покажу, когда вернёшься».
  • Командующий Икари и Рицуко:
    «Рицуко Акаги, я искренне…» (следующую фразу не слышно).
    «Лжец».
  • (Фразы на японском)
    Офицер JSSDF: «Эвангерион Сёго:ки!» (Евангелион-01!)
    Командир JSSDF: «Маса ни Акума ка?» (Это что, сам Дьявол?)

Примечания

  1. Когда Мисато узнаёт правду о втором ударе, страница, которую она видит, на самом деле представляет собой некоторую информацию о Gainax и их предыдущих работах со словами «Second Impact», написанными в разных местах.
  2. Значение этих высказываний стало предметом для споров. Одна из теорий заключается в том, что частички души Кёко были спасены из её тела и воссоединены с материнским аспектом в ядре модуля-02. Голоса, которые Аска слышит, исходят от материнской и сломанной частей, соответственно. Однако воссоединение души остаётся предметом спекуляций; в сериале об этом никогда прямо не говорилось (см. «Теории и анализ: Душа Евы-00», чтобы ознакомиться с этой темой). Кроме того, влияние такой процедуры на поведение Евангелиона неизвестно — добавление обезумевшей части души Кёко может привести к нестабильному поведению, тем более из-за её суицидальной депрессии. Отсутствие такого поведения у модуля-00 привело некоторых зрителей к утверждению, что второй голос, который слышит Аска, может исходить не от Кёко, а из её собственных воспоминаний, пробужденных Ариилом в эпизоде 22. Кошмарные образы, увиденные в конце последовательности кадров, приводятся в качестве дополнительного доказательства этой интерпретации. Хотя этот подход разрешает возражения, выдвинутые против теории разделённой души, он проблематичен тем, что заставляет зрителей считать некоторые диалоги реальными и некоторыми воображаемыми, несмотря на то, что в последовательности кадров нет на это и намёка. Последняя теория, которая пытается решить проблемы, поднятые двумя другими, утверждает, что материнский аспект Кёко был нарушен вторжением Ариилом и, как и Аска, он жаждал смерти. Эта теория имеет некоторую косвенную поддержку в том, что Каору отмечает боль Кёко в эпизоде 24, но некоторые зрители возразили против того, что материнский аспект Кёко когда-либо желал бы смерти своей дочери. К сожалению, в дополнительных материалах недостаточно подробно разобраны эти проблемы, чтобы обеспечить поддержку любой из этих теорий; истинная природа этой фразы Кёко остаётся загадкой.
  3. Мисато, дающая Синдзи свой крест-кулон, который был подарком от её отца, можно рассматривать как символ «несения бремени» одного выжившего после удара (Мисато пережила второй) другому (Синдзи переживает третий). Это также, по-видимому, связь Синдзи с реальностью, как показано в эпизоде 26' во время начала совершенствования, и как только Синдзи возвращается в реальный мир в последних двух сценах (на Синдзи надет крест во время прощений со своей матерью и во время финальной сцены, где крест был прибит к куску дерева как могильный знак).
  4. Дверь лифта, в котором Синдзи едет к Еве-01, обозначена как «R-20». Это возможная отсылка на мангу Садамото 1993 года «R20: Бронированный город».
  5. Было высказано предположение, что Аска не полностью контролировала Еву-02, а что Кёко взяла на себя ответственность, как и Юи в инцидентах с берсерком Евы-01. Мало того, что Аска страдала от тяжелого случая боевой ярости (похожего на тот, что был у Синдзи в эпизоде 19), Ева рычит, а также движется по собственному желанию (то есть прыгает и делает трюки в воздухе) несколько раз за битву битве. Два трека, звучащие во время возрождения Аски, соответственно называются «Emergency Evacuation into Regression» и «False Rebirth», которые, похоже, поддерживают эту теорию.
  6. Это первый раз, когда физический урон, нанесённый Еве, отражается на её пилоте (скорее всего, это является побочным эффектом нахождения Аски в экстремально высокой глубине соединения).
  7. Песня из титров 25' и 26' эпизодов — это ритм-энд-блюзовая песня «Thanatos~If I can’t Be yours~», спетая Лорен и Мэшем. Сама музыка использовалась на протяжении всём сериале, звуча на фоне, и называлась она «Thanatos». Несмотря на ртим-версию, «Substitute Invasion» была использована в «The End of Evangelion» во время сцены смерти Мисато.