ФЭНДОМ


Для того, чтобы увидеть Каору из Rebuild of Evangelion, смотрите: Каору Нагиса (Rebuild).

Каору Нагиса (渚カヲル, Нагиса Каору)[1] также известен как Табрис (タブリス, Табурису), — семнадцатый Ангел и пятое дитя. И хотя Каору относят к Ангелам, он скорее похож на Рей Аянамисемя жизни в человеческом теле. Несмотря на человеческое тело, Каору, видимо, не считает себя человеком, поскольку называет остальных людей «Лилин».

Хотя он и появляется лишь в эпизоде 24, его появление сильно повлияло на фанатов Евангелиона. Поэтому он вновь появляется в «Evangelion: Death and Rebirth» и «The End of Evangelion», приобретает всё большее значение в спин-оффах, манге и видеоиграх, а также расширенную роль в «Rebuild of Evangelion».

Происхождение

03 (1)

Каору в полный рост

Похоже, тело Каору было создано в результате контактного эксперимента с Адамом, в котором ДНК неизвестного человека-донора вступила в тесную связь с плотью Адама,[2] что объясняет открытие Хьюги о «рождении» Каору в день Второго удара.[3]

Seele спасли бестелесную душу Адама, поместив её в Каору.[4][5] Душу Seele могли восстановить из эмбриона, найденного в Антарктиде.[6]

Намёки на происхождение Каору от Адама были даны в аниме, а в манге Садамото об этом говорится прямо.[7]

Поскольку в Nerv Каору доставили Seele, считается, что сам мальчик находился под надзором Seele ещё до начала сериала.

Как пилот

06 (3)

Каору в контактном комбинезоне

Каору был доставлен в Nerv в качестве замены Аски,[8] которая была больше не способна управлять Евой-02. В первом же тесте Каору достигает впечатляющих результатов в синхронизации, а позднее выясняется, что он сам способен выбирать желаемый уровень.

И хотя Каору создан для уничтожения человечества, сам он проявляет большой интерес к человеческой культуре, а также к проблемам людей, их горю и одиночеству.

Когда Синдзи впервые видит его сидящим на статуе Ангела (визуальная тема Каору[9]), он напевал части девятой симфонии Бетховена, четвёртую и финальную «Presto — Allegro assai», более известную как «Ода к радости», на стихи Фридриха Шиллера. Затем Каору говорит, что считает пение лучшим достижением Лилин (человечества).

Похоже, Каору гораздо более спокойно относится к своему воплощению (лучше, чем Рей), а также он гораздо более общителен и эмоционально открыт. Однако, позднее он показывает отрешённость от человечества и склонность Рей говорить обо всех в универсальном, а не личном плане.

Взаимоотношения с Синдзи

Основная статья: Каору и Синдзи (отношения)

4C1F4BE0-46FC-4254-A3ED-7E161E4A9484
Хотя поклонники теряются в догадках о точном характере отношений Синдзи и Каору, очевидно, что Каору представляет собой идеализированную личность Синдзи в тот момент, когда он появляется из ниоткуда, а Синдзи находится в совершенно отчаянном положении в отношениях с кем-либо, так как все его друзья либо умерли, либо далеки, либо отвергают него.

Каору говорит ему, что он ему нравится, что удивляет Синдзи, так как он боится говорить с АскойМисато или Рей из-за веры в то, что никто не позаботится о нем благодаря его собственной навязанной самоизоляции — впоследствии, чувство, что Каору просто использовал его, ещё больше усиливает это, поскольку он решает, что все лгут ему, так как Синдзи не хочет признавать двусмысленность и неуверенность в других людях, а также риск того, что его могут отвергнуть — то, о чем Каору временно позволил ему забыть. Каору использует неоднозначную форму «ски», которая подразумевает близость или дружбу или что-то еще, а может просто означать «мне нравится» или «люблю», и что он заслуживает «куи-» (好意), что означает просто «добрая воля» или «благосклонность», а не «кой», «любовь».[10] Когда он позже говорит об этом Мисато, Синдзи тоже пользуется неоднозначной формой «ски». Эта цитата имеет необходимую двусмысленность, чтобы отобразить собственное непонимание Каору относительно уровня интимности и социальных норм, что шокирует Синдзи и позволяет Каору обойти барьеры его эго, поскольку сам он даже не знает об их существовании, так как у него самого их нет. Когда Синдзи борется с Каору, он утверждает, что Каору предал его, как и его отец, он показывает, что он, возможно, искал схожую форму поддержки от него, усилив его роль идеализированием. Этот метафорический смысл его присутствия подчеркивается дополнительно с появлением Каору в «The End of Evangelion», когда Синдзи травмирован переживает смерть и, увидев, что Аска внутри Евы мертва, как и Мисато, Синдзи впадает в отчаяние, но появляется Каору, ставший частью Лилит, чтобы остановить неистовство Синдзи и инициировать Третий удар, хотя Синдзи начинает комплементацию после того как Лилит возвращается к Рей форму и исчезает при виде женской груди, когда Юи спрашивает его, что он желает. Хотя точный характер их отношений весьма спорен и неоднозначен, Каору образует с Синдзи прочную связь. Его отсутствие в комплементации и даже сцена поздравления, где присутствует даже такой персонаж как Аоба, ставит вопрос, насколько Каору повлиял на него, кроме самого факта отчаяния Синдзи. Стремление Синдзи добиться безусловной любви от всех, без желания вторить их собственным потребностям — это то, что мешает счастью Синдзи на протяжении всего сериала, и Каору, будучи несколько нечеловеческой сущностью без собственных эмоциональных потребностей (в то время как Рей со временем их получает) — единственный, кто это делает. Кроме того, Каору воспринимает Синдзи как своего рода аватар человечества, что также ставит под сомнение направление его нежности к человечеству в целом.

Это, в сочетании с тем, что Синдзи убил, как он полагал, человеческое существо, и того, кто о нем заботился, послужило частично причиной того, что он загнал себя в состояние абсолютного отчаяния в эпизоде 25, в котором он заявил, что чувствует себя недостойным даже пилотировать, что поглощает его личность, думая, что если все, что он сделал больно и убил другого, то лучше ничего не делать. Этим он вероятно обрёк Аску, сражавшуюся с серийными Евами, на смерть. Если бы этого не произошло, вполне возможно, он и Аска могли бы победить, а то и вовсе предотвратить Третий удар, желанный Seele. Синдзи возложил свои надежды и самооценку на Каору, и подвох от него укрепляет представление Синдзи о том, что если он не может безоговорочно полагаться на людей и рискует в любой момент быть отвергнутым, то он на действительно никого не любит и все должны просто умереть, что является частью его мотивации инициировать Третий удар. В «The End of Evangelion» Синдзи отчаянно ищет схожую безусловную привязанность у Аски, и все еще уверен, что он нелюбим и недостоин любви, поскольку он демонстрирует, что он фактически вернулся к своим собственным детским убеждениям о себе, даже после того, как Каору (которого он даже не упомянул) общался с ним, и другие персонажи отвечают ему, что он на самом деле их любил и хорошо относится к ним, но Синдзи отказывается в это верить. В отличие от Каору, Синдзи, находясь в состоянии отчаяния, требует от Аски безусловной привязанности, но Аска отказывается, так как не хочет быть эмоциональной опорой и способом побега для него, и требует, чтобы он тоже отдавался ей, но Синдзи не желает принять любую привязанность. Аска говорит, что он никого не любит потому что не любит даже самого себя. Когда Каору и Рей как Адам и Лилит символизируют надежду на понимание и любовь, Синдзи отвечает, что это всего лишь притворство, но если он вернется в реальный мир, то по крайней мере там он узнает, что его чувства реальны.

Взаимоотношения с Seele

Основная статья: Теории и анализ: Планы Каору

5218CFDF-0207-412E-A7F2-BD755B7E6C12

Каору был направлен в Nerv Seele, дабы тот смог осуществить их план Третьего удара и вернуть удачу на их сторону. Накануне последней битвы Каору разговаривал с призрачными Seele, совет которых мог видеть только он. Это предполагает, что Seele были в контакте с Каору и до этого (направили его в Nerv, дабы тот стал там пилотом). В разговоре они (ложно) сообщают о том, что на самом деле они хотят уступить «истинным преемникам» Ангелам человеческое место.[11]

Неизвестно, что именно хотели Seele от Каору: атаковать терминальную догму или сам Каору намеревался это сделать без чьих-либо наставлений. Наверняка известно только то, что после начала нападения они пожелали, чтобы модуль-01 уничтожил его.[12] Предположительно, его убийство Синдзи было необходимой частью плана Seele, позволяя им инициировать свою версию Третьего удара. Остаётся открытым вопрос, была ли им необходима связь Каору и Синдзи, и, хотя это выглядело инициативой Каору, впоследствии Seele извлекли выгоду из состояния сознания Синдзи, поскольку Каору продолжает преследовать Адама даже после встречи с Синдзи и знакомства с ним и даже использует Еву-02, чтобы задержать его. Фактически, Каору передумал только когда осознал, что на самом деле в терминальной догме расположена Лилит, и к этому моменту он уже не мог инициировать Третий удар.

Последующая гибель Каору также способствуют Seele: если бы Синдзи после смерти Каору не находился в апатии, по причине которой в «The End of Evangelion» он долго отказывался пилотировать, вполне вероятно, что он и Аска смогли бы победить серийные Евангелионы и не допустить Третий удар. Каору также отвечает за то, чтобы не позволить Синдзи впасть в безумие после того, как он увидел мертвую Еву Аски, что поспособствовало инициации Третьего удара, в тот момент, когда члены Seele начали ритуально молиться.

Как Ангел

07 (1)

Одежда Каору

Поскольку Каору является сосудом души Адама, его Ангельское имя — Табрис (араб. تبريس). Как выяснялось из публикации Newtype имя АДАМ и используемое Килом Лоренцом в манге имя Табрис (タブリス) является 17-ым и последним Ангелом. Он считается Ангелом свободной воли, дарованной божьей волей. Примечание:

В «The Newtype Evangelion Filmbook Remix Vol. II» сказано, что Табрис — Ангел свободной воли, а Каору — Ангел предательства.

И хотя Каору был послан Seele с определённой целью, у самого него был свой замысел. См «Теории и анализ: Планы Каору» для более глубокого анализа.

В отличие от Ангелов до него, у Каору, подобно Рей, тело Лилин без видимых физических отличий от обычных людей за исключением чрезмерно бледной кожи, светло-серых волос и красных радужек глаз. И хотя предположительно, что его тело состоит из той же «частично-волновой материи», что и Рей и Ангелы, невозможно сказать, если у него ядро и S² двигатель. Табрис — единственный Ангел, попавший в терминальную догму.

Человеческое тело Каору является сосудом спасённой души Адама и обладает его силой. По сути он является Адамом, возрождённым в человеческом теле. Его А.Т. поле, как описывают Magi, является самым сильным (пока его не превзошло А.Т. поле Рей). Каору способен левитировать, управлять Евой-02 и использовать её в качестве огромного барьера, препятствующего командному центру обстреливать его волновыми передачами, и (очевидно) чтобы обойти блокирующий механизм завода LCL.

Будучи первым Ангелом (Адам, тело и душа которого были разделены во время Второго удара) и последним, семнадцатым Ангелом, Каору по сути является и первым, и последним в своём роде. Каору «рождён от Адама» и описывает его как «нашего (Ангельского) прародителя». Поскольку Каору — сосуд души Адама, это суждение делает своим собственным парадоксальным прародителем.

Битва

4C8FB6B8-1C98-4B7D-BBD9-7C7C3F42504A

Во время битвы Каору управляет Евой-02, но скорее не для боя, а для собственной защиты. Синдзи пытался обезвредить Еву-02 ударами в шею и голову, а Каору же двумя ножевыми ударами поразил грудь своего соперника, где урон был бы минимальным. Возможно, Каору просто хотел задержать Еву-01 насколько это было возможно, чтобы затем использовать её как источник своей смерти, если бы это было необходимо.

И действительно, Каору решает позволить Синдзи убить его, дабы Лилин победили, а Ангелы погибли. Будучи человеческим воплощением Адама, что было раскрыто Seele, Каору, по всей видимости, совершил такое жертвоприношение из-за того, что с утратой цели в жизни он захотел умереть (что позже подтверждается словами Мисато), позволив Ангелам окончательно погибнуть, а Синдзи и остальным Лилин жить дальше.

Та же музыка, что Каору сыграл во время своего появление, звучит и во время его спуска в терминальную догму; кроме того, она служит лейтмотивом своего персонажа. В тексте этой песни говорится о равенстве всех перед Богом. В момент, когда Каору отрывает двери терминальной догмы, звучит строчка «Und der Cherub steht vor Gott» («И Херувим (Ангел) стоит перед Богом»).

The End of Evangelion

Каору несколько раз появляется в «The End of Evangelion» и несколько раз упоминается. В фильме он и Рей воплощают собой «надежду на то, что люди могут друг друга и будут говорить "Я люблю тебя"», тем самым дополняя одиночество Синдзи и помогая ему сделать выбор в пользу отдельного существования людей.

211692C4-27EC-4834-AC26-591ED8A2F41D

Синдзи, Каору и Рей — ключевые участники Третьего удара

Впервые Каору можно увидеть в самом начале, когда Синдзи стоит у озера рядом с безголовой окровавленной статуей. Звук падающего мусора повторяет эффект, используемый для падения головы Каору в LCL в «Death & Rebirth».[13] Кроме того, «KAWORU» написано на псевдопилотах для Евангелионов массового производства, что предполагает, что его мыслительные процессы были использованы вместо Рей. Рей/Лилит принимает облик Каору, чтобы сбить А.Т. поле Синдзи.

После инициации Третьего удара душа Каору показана в терминальной догме с Юи и Рей вокруг Гэндо, осуждая его отношение к людям и сыну. В процессе комплементации Каору появляется перед Синдзи, предупреждая о возможности причинения боли людьми, если тот отвергнет совершенствование, а после того как тело Лилит разрушается, говорит, что человеческие души сами создадут себе форму и что люди изменяться, когда начнут действовать по своей воле. Неизвестно, сохранилась ли после прекращения совершенствования личность Каору.

Манга

Neon Genesis Evangelion

E704CAFB-4BA0-4782-AAB3-4A4F1BC6ACDE

В манге Каору появляется раньше, чем в аниме. Он просыпается в камере с LCL, когда с ним разговаривает Кил Лоренц. После Каору разговаривает с Seele, которые называют его ангельским именем «Табрис» и ссылаются на соглашение с ним. Он прибывает в Токио-3 незадолго до битвы с Ариилом. Впервые Синдзи встречает его, когда тот играет «Оду к радости» на пианино в заброшенной церкви. Когда Каору ломает шею голодающему котёнку в знак милосердия, Синдзи чувствует к Каору неприязнь.[14] В школе Кэнсукэ видит в Каору что-то жуткое и нечеловеческое. Когда атакует Ариил, Каору наблюдает в центральной догме; его беспокоит, что Гэндо решает использовать копьё Лонгиния. Когда Аска после психической атаки стала недееспособной, Каору занимает её место в Еве-02 и показывает себя как отличный пилот. Во время битвы с Армисаилом, Каору отлично ведёт бой, но отказывается раскрывать свою истинную сущность инвазивному Ангелу. Несмотря на то, что Каору почувствовал любовь Рей к Синдзи, он говорит третьему, что Рей была глупа, когда пожертвовала собой. Это выводит Синдзи из себя.

В томах 9 и 10, Каору пилотирует модуль-02 вместе с Рей в битве с Ангелом Армисаилом. Ангел частично ассимилирует модуль-02, соединяя уже ассимилированную Рей с Кавору и заставляя его почувствовать любовь Рей к Синдзи; из-за этого Каору плачет. После битвы Синдзи едва не бьёт Каору после того, как он называет Рей дурой. Несмотря на это, Синдзи остаётся в квартире Каору, а не возвращается домой к Мисато, полагая, что быть рядом с эмоционально далёким Каору было бы более терпимо, чем быть рядом с людьми, которые также были бы опечалены смертью Рей. Он неохотно принимает предложение Каору спать на другой половине кровати. В ту ночь Синдзи начинает задыхаться, и Каору делает СЛР, используя отсутствие бумажного пакета в качестве оправдания. Синдзи сердится, когда просыпается и понимает, что сделал Каору, и ещё больше злится, когда Каору спрашивает его, было ли то, что он чувствовал, когда был связан с Рей, любовью. Синдзи быстро уходит, а когда он узнаёт, что Рей всё ещё жива, заметно расстраивая Каору.

Каору позволяет Синдзи убить себя в конце, хотя и не показывает ни толики самопожертвования, изображённого в аниме. Синдзи отказывается убить не сопротивляющегося противника, и Каору приходит к выводу, что Синдзи ненавидит его. Синдзи говорит, что он никогда не говорил этого, а затем Каору решает убедить Синдзи убить его как «доказательство того, что (Синдзи) действительно думает(о) о (нём)», вместо того, чтобы в последствии считать его убийство своей виной, сравнивая ситуацию с тем, что Каору когда-то убил бродячую кошку. Синдзи представляет себе, как он душит Каору в том же месте, где они впервые встретились, после того, как Каору убил кошку. В следующей главе (75) Синдзи признаётся, что его тянуло к Каору, хотя он знал, что этого не должно быть, потому что он чувствует себя виноватым и недостойным после смерти Тодзи. Синдзи удивляется, почему люди сближаются с другими людьми. Мисато говорит ему, что это потому, что люди неполноценны и ищут друг друга, чтобы не жить в одиночестве. Более Каору не появляется.

Бонусные материалы в девятом томе английской адаптации манги содержат статью, написанную редактором Карлом Густавом Хорном, который сравнивает Каору с персонажем Сатаны в новелле Марка Твена «Таинственный незнакомец». Садамото заявил, что отношения Каору с Синдзи в манге похожи на отношения младшего ученика начальной школы, ищущего восхищения от старшего, средней школы, а не романтики.[15]

Shinji Ikari Raising Project

В неканоничном «Shinji Ikari Raising Project» Каору — агент, посланный Seele, чтобы проникнуть в школу Синдзи (так же, как и в оригинале). Здесь ему помогает Рицуко Акаги. Он часто дразнит Синдзи, вызывая гнев Аски (и, в конечном счёте, Рей). Также подразумевается, что он является причиной отключения энергии в Nerv (дань уважения подобному случаю в оригинале), а также является потенциальным романтическим интересом Синдзи наряду с Рей и Аской, хотя Синдзи, похоже, не знает о намерениях Каору. Каору в основном используется в качестве комического персонажа и полностью отсутствует в истории после первых глав, поскольку история возвращается к сосредоточению внимания на Рей и Аске.

Neon Genesis Evangelion: Angelic Days

В «Angelic Days» Синдзи встретил Каору в детстве, поэтому каждый раз, ссорясь с Аской, своим первым другом детства, Синдзи бежит к нему, однако он всегда мирится с ней. Аска несколько враждебно относится к Каору, поскольку внимание Синдзи разделено между Аской, Рей и Каору, хотя она в конечном итоге становится мягче. В конце концов, Каору начинает понимать чувства Синдзи к Аске, когда он решает позаботиться о ней вместо того, чтобы пойти на концерт с ним и Рей, что приводит к тому, что Аска и Синдзи осознают свои чувства друг к другу. Ближе к финалу Каору, на самом деле, кажется, рад за них и называет Аску «девушкой» Синдзи. Он также появляется в воспоминаниях с Гэндо и Юи в их школьные годы, прежде чем снова исчезнуть, аналогично мотивируя Гэндо сойтись к Юи.

Заметки

  • В интервью для «JUNE» Хидэаки Анно заявил, что Каору является, по сути, идеализированной версией Синдзи для самого себя, что позволяет Синдзи легко отбросить свои защитные механизмы, поскольку он не чувствует, что имеет дело с кем-то «другим». Анно продолжает приводить примеры из психологии и процесса осознания хорошего и плохого в других людях и примиряется с этой двойственностью как частью взросления и созревания в эпизоде 25, чего он не делает с Каору.[16]
  • Несколько интервью показывают, что популярность Каору стала неожиданностью для сотрудников «Gainax», а также отсутствие у них намерения создать у него сильное впечатление об ориентации, что указывает на его статус как прорывного персонажа.[17][18][19]

Примечания

  1. Имя «Нагиса» — каламбур. Иероглиф «Нагиса» состоит из катаканы «си» и кандзи «ша», образуя слово «сиша» или «посланник». И действительно, Каору — последний посланник, а слово «Ангел» в оригинале — «сито» или «Апостол» (посланник Бога). Дополнительные сведения см. в разделе «Происхождение имён персонажей».
  2. Neon Genesis Evangelion. Эпизод 21'.
    Человек E: «Контактный эксперимент с донором запланирован на 13-е число следующего месяца. У нас будет время для возможных корректировок».
    Женщина B (позднее): «Гены, данные Адаму, уже прошли физическое слияние!»
  3. Neon Genesis Evangelion. Эпизод 24.
    Хьюга: «Но единственное, что мы знаем [о Каору Нагисе], заключается в том, что он родился в день Второго удара».
  4. Neon Genesis EvangelionЭпизод 24'. Платиновые комментарии. SEELE A (разговаривая с Каору): «Спасённая душа [Адама] существует лишь в тебе».
  5. Neon Genesis Evangelion 2. Секретная информация: Адам. «Во время Второго удара тело [Адама] развалилось, а душа куда-то исчезла. Позднее его душа была найдена Seele и вложена в новое тело».
  6. End of Evangelion, Театральный буклет. Глоссарий: Каору Нагиса. «Вполне вероятно, что он был Ангелом, пойманным Seele в эмбриональной стадии».
  7. Neon Genesis Evangelion (манга). Том 9, глава 72. Рицуко: «Каору Нагиса... Дата его рождения совпадает с началом Второго удара. Наверное потому, что в этот день на том месте он родился последним Ангелом». Мисато: «Ты же не думаешь, что... Ты пытаешься сказать, что все Ангелы произошли от Адама? Что сделали люди с Адамом?» Рицуко: «Люди пытались вернуть Адама в состояние яйца перед тем, как Ангелы проснутся. Результатом стал второй удар. Среди данных из исследовательского проекта твоего отца, который были сделаны перед вторым ударом, нашли информацию, как я слышала, что также проводились какие-то эксперименты с человеческими генами. Если это и правда всё настолько секретно, получается, что Ангел, рождённый тогда, принял человеческую форму. Magi также подтверждают это, особенно вкупе с фактом, что к делу приложил руки и комитет».
  8. Контактный комбинезон Каору был несколько изменён: вместо номера, на груди изображён перевёрнутый треугольник, хотя, как известно, об был послан заменить пилота Евы-02.
  9. См. анализ Reichu (архив), чтобы узнать о всех визуальных аллюзиях и связях со статуей ангела.
  10. Некоторые фансабберы неправильно расслышали и приняли это слово за «koi», но сценарии для этого эпизода дают понять, что это «koui». Что касается «suki», в оригинальном переводе субтитров «ADV» VHS дано слово «нравиться», в то время как на «Platinum» и в английском дубляже используется «любить». В релизе «Netflix», переведённом «Khara», снова используется использовать «нравиться». Собственный официальный переводчик «Хары» публично защищал это изменение и двусмысленность.
  11. SEELE 04: «Есть человек, который не даёт шанса надежде». Каору: «Надежда? Вы говорите о надежде Лилим?» SEELE ??: «Форм надежды существует столько же, сколько и людей». SEELE ??: «И всё потому, что надежда живёт лишь в сердцах людей». Кил: «Мы, однако, надеемся, что это изменится». Вполне вероятно, что такой способ выбран для акцента, но есть и предположение, что в этом есть игра слов: написанное другой кандзи, слово «kibou» означает «хитрость». Тогда, возможно, Каору был обманут.
  12. SEELE 02: «Люди забыли свои глупости и повторяют старые ошибки». SEELE ??: «Если люди не искупят вину, то никогда не изменятся». SEELE ??: «Мы не будем полагаться на силы Адама и Ангелов». Кил: «Мы сами изменим будущее своими руками. Я буду молиться, что Модуль-01 выполнит своё предназначение».
  13. Bochan_bird: «Кстати, было отмечено, что звук упавшей головы Каору был переделан для "Death & Rebirth", чтобы точно соответствовать всплеску падающей электрической части в начале Air (EoE). Фактический всплеск в 24 эпизоде был другим, и поскольку «смерть» можно считать не только повторением сериала, но и психологической последовательностью, сходство во всплесках может представлять собой Синдзи, мучающего себя (из-за смерти Каору), транспонируя всплеск, сделанный электрической частью, как всплеск, сделанный головой Каору».
  14. Первоначально в аниме задумывалось, что у Каору должна быть кошка и что он по желанию может менять свою форму с человеческой на Ангельскую. Как и в манге, он должен был появиться раньше (но, в отличие от неё, и атаковать раньше). Садамото, похоже, решил сделать ироничную отсылку на первоначальную концепцию Каору, добавив сцену убийства котёнка.
  15. «Говоря об отношениях Каору и Синдзи, я хочу написать это так, как часто бывает между мальчиками начальной школы и мальчиками средней школы. Для мальчиков, вместо того, чтобы восхищаться девочкой, они на самом деле хотят восхищаться другими мальчиками. Вот почему они подражают поведению других мальчиков. То же самое случилось и со мной. Когда я учился в пятом классе начальной школы, в мой класс приехал студент-переводчик из Токио. Хоть я и думал про себя “Токио не велик", но всё равно чувствовал, что он выглядит красиво. Ему нравилось говорить "だからさー", хотя я говорил "меня от этого тошнит", но втайне я думал, что это очень круто (смеётся). Это такое чувство. Это не романтика... Это нежные чувства в нежный возраст» — интервью с Ёсиюки Садамото из книги «Всё о Каору Нагиса», страницы 148-152.
  16. Тред-обсуждение интервью Хидэаки Анно
  17. Коллекция интервью «Schizo/Parano», «Судим Хидэаки Анно в его отсутствие». И: «Но это заставило женскую аудиторию перед их телевизорами кричать от радости». М: «Мы никогда не думали, что всё так обернётся». Т: «Разве это не планировалось?» М: «Мы действительно поняли это только потом и никогда не думали о многом в то время, в конце концов, мы сходили с ума».
  18. NGE Storyboard Collection, том 3-4, интервью с Масаюки и Синдзи Хигути.
  19. Платиновые Буклеты — комментарии к эпизодам 21-26
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.